Мобильная версия
nord_crypto_468_60_ru_1

Гипотеза эффективного рынка – можно ли ей верить?

Мысль эффективности финансового рынка находилась на пике своей популярности в дискуссиях теоретиков в 60-70-х годах. Данная гипотеза говорит, что любая информация, относящаяся к цене актива, моментально отображается на стоимости — поэтому, нет смысла вести торговлю на основе такой информации. Стоимость меняется лишь под воздействием того, что может случиться дальше — однако новости для того и новости, что о них невозможно догадаться заранее. Стоимость акций проходит «наугад». Неслучайно книга, имеющая название «Случайная прогулка по Уолл-стрит» оказалась бестселлером.

Такая идея заполонила индексные фонды, которые только покупают все эталонные акции из перечня S&P 500. Начиная с 70-х годов индексные фонды понемногу набирали обороты, повышая свою часть на рынке. На данный момент под их руководством пребывает приблизительно 20% всех активов.

Однако гипотезу эффективного рынка неоднократно старались оспорить. Как-то в октябре 1987 года фондовый рынок США мгновенно рухнул на 23%, и было совсем непонятно, по какой причине инвесторы так стремительно и кардинально поменяли собственное мнение относительно справедливой цены активов. Роберт Шиллер из Йельского университета, одержал Нобелевскую премию в области экономики за работу по поводу того, что фондовый рынок оказывается более волатильным, нежели есть на самом деле, если трейдеры ставят адекватные прогнозы касаемо денежного потока, который направляется в карманы трейдеров.

Еще один пример расхождения теории с реальностью — валютный рынок. После того, как в 1999 году Сушил Вадхвани покинул хедж-фонд и перешел в комитет по финансовой политике Банка Англии, его очень удивил применяемый подход банка к прогнозу валютных перемещений. Самый крупный банк базировался на теории «непокрытого процентного паритета», которая говорит о том, что ожидаемые перемены обменного курса пропорциональны разнице в процентных котировках между двумя государствами. Это постановляет, что в прогнозировании изменений валютных курсов на рынке лучше всего было основываться на форвардной ставке.

Вадхвани не мог уразуметь: ему известны многие люди, практикующие керри-трейд — заимствование финансов в низкодоходной валюте с дальнейшим вложением в более приемлемую валюту. Но когда истина находится на стороне банка, то такая торговля не способна оказаться выгодной. По итогу длительных переговоров Банк Англии согласился на традиционный британский компромисс: начал только частично делать прогнозы на движение валюты на основе форвардной ставки.

Многие сотрудники финансовой индустрии по сей день верят, что способны превзойти рынок. По сути, в самом центре теории эффективного рынка находится возможный изъян. Чтобы данные отражались в ценах, нужно проводить процесс торговли. Но зачем трейдерам входить в сделки, когда их усилия все равно провальные?

Анти Ильманен, некогда исследователь рынка, а сегодня работающий в компании управляющей активами AQR, высказал свое мнение касаемо «эффективной неэффективности» индустрии. Проще говоря, розничный инвестор не способен превзойти рынок. А если вы согласны внести значительную сумму и освоить мощное ПО, у вас появляются шансы на успех.

Это значительно объясняет увеличение численности количественных инвесторов. Они стараются вести спекуляции на аномалиях, которые невозможно прояснить гипотезой эффективного рынка. Пример — эффект моментума: акции, значения которых в недавнем времени были больше рыночных, не теряют позиций. Еще один пример — эффект слабой волатильности: акции, более устойчивые, чем все время меняющийся рынок, приносят более значительную прибыль с учетом риска, нежели показывала теория.

Для получения выгоды из подобных аномалий открылись новые разновидности фондов, на биржевом языке именуемые «смарт-бета». В определенном смысле такие фонды просто стараются систематически подражать традиционным подходам фондовых менеджеров, расспрашивают управляющих компаний и разбираются в балансовых ведомостях, стараясь не пропустить прибыльные акции.

Процветание такие фондов зависит от факторов доходности аномалий в прошлом. Существует три потенциальных варианта.

Первый: аномалии являются причудами статистики: если посмотреть за данными довольно долго, то может получиться, что акции уходят вперед, к примеру, в дождливые понедельники апреля. Вот только это не обозначает, что так будет и далее.

Второй вариант состоит в том, что увеличенная прибыльность — это компенсация за существующий риск. Доход небольших предприятий может быть негативным, однако их акции станут менее ликвидны в данном случае, и, соответственно, их будет трудно продать в случае необходимости — они, возможно, разорятся. Юджин Фама и Кеннет Френч, говорили, что большинство аномалий объясняется тремя факторами: объемами компании, ее оценочной ценой сравнительно с ее активами и их волатильностью.

Третий вариант базируется на том, что прибыль показывает некоторые особенности поведения. Перемены прибыли от импульсных акций может состоять в том, что инвесторы не торопились верить хорошим известиям и не понимали, что бюджет компании улучшается. Однако поведение может измениться. Вадхвани рассказывает, что сейчас динамика стоимости акций более четко выражена в день публикации объявления о прибыли по сравнению с будущими днями, нежели 20 лет назад. По-другому говоря, инвесторы начали реагировать шустрее. Керри-трейд также дает меньше прибыли, чем в прошлом. Ильманен утверждает, что, вероятно, прибыль от смарт-бета сокращается по причине распространения разнообразных стратегий.

Когда рынок меняется, исследующие его специалисты должны адаптироваться к таким переменам. Часто текущие исследовательские работы нацелены на аномалии и поведенческие неточности, которые могут спровоцировать инвесторов принимать непредсказуемые решения. Гипотеза адаптивного рынка, разработанная Эндрю Ло из Массачусетского технологического института, утверждает то, что развитие рынка идет подобно эволюции. Инвесторы и фондовые менеджеры работают по прибыльным, по их мнению, стратегиям. Успешные работают и дальше, а убыточные, следовательно, уходят на всегда.

Результаты способны впечатлять. В августе 2007 года случился глобальный сбой, при котором автоматизированные сделки на основе ПО вдруг перестали работать: появлялись подозрения, что один из сотрудников срочно распродавал собственные позиции в результате потерь по ипотечному рынку. Данный эпизод показывает риски количественного метода: когда компьютеры обрабатывают аналогичную информацию, они способны приобретать аналогичные акции.

Сейчас цена акций развивающихся американских фирм, прежде всего из технологического сектора, выше цены акций на планете — такая же картина встречалась в период пузыря доткомов. Но вдруг тренд переменит направление? Ни одна уникальная математическая формула не вынудит людей покупать сделки, если вокруг стоит хаос.

Добавить комментарий

Вы должны быть залогинены на сайте, чтобы иметь возможность комментировать.